[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/

Руки в карманы, шмыгаю носом,
В щелях гранита — седая трава,
Тридцать четыре весёлых звоночка —
«Тридцать четвёртый» катит трамвай,
        А «пятёрки» всё нет...

Рельсы застонут, визгнут колеса,
Выбьет металл из металла огонь.
Тридцать четыре забавных вопроса
Буфером ткнутся вагон о вагон —
        Почему:
        Стыки бьются — за отказ, 
        Колеса бьются — за движенье, 
        А вперед толкают нас —
        Неподвижные сиденья?...

Красный фонарик на перегоне,
Красный в упор светофора вопрос,
Красные лица в красном вагоне,
Белый на свете — только мороз 
        А «пятёрки» всё нет...

Дважды на левой, дважды на правой,
Ногу об ногу, сукном по скуле.
А у военных — правда, забавно? —
Может примерзнуть к руке пистолет. 
        Почему:
        Начиналось во дворе: 
        «До первых слез»? «до первой крови»?
        И никак не повзрослеть —
        Всё в прицел друг друга ловим...

Хватит вопросов! Мальчик с мамашей!
Ну, поскорее!.. А, черт возьми!
Мудрый наездник, старый вожатый,
Вагоны пришпорил и двери закрыл.

И мальчик увидел, мальчик запомнил,
Мальчик запомнил — он опоздал.
Что он напомнил? Что он напомнил?!
Тут все начала — их надо поймать. 
        Но вдали —
        Весь урча, как мясорубка, 
        И домашний, как тарелка, 
        Мой трамвай в зелёной шубке... 
        Да и я почти согрелся.

ноябрь 1965 года - 31 января 1966 года
МП3

[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/

            М.Ж.

Зачем опасные слова?
Любовь банальна и некстати.
И чтобы меньше рисковать,
Переведём в разряд симпатий.

Себе скомандуем «отбой»,
И повернут послушно ноги.
Залечим мылом и водой
Рук исцелованных ожоги.

Укрывшись стёклами квартир,
переоценим увлеченья.
А время — Вечный Ювелир —
Бесшумно вытравит сомненья.

Ты понесёшь меня во рту,
Легко грызя, как шоколадку.
Заметишь фантик на лету,
А после скажешь — «было сладко».

13 мая 1964 год
МП3

[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/

Лето выцвело, как лишай, и белым-бело на душе.
Я на белом тень рисовал, по карманам день рассовал.
Тень качается, как в воде, день кончается, как везде,
И слетаются на шабаш, озираются — где тут наш?

Вот он, вот же я — на виду! Отворите им — я их жду.
Этот — с тыквою-головой, пропустить его! — это свой.
Ухо мёрзлое — ай сосед! — отломил его и сосет....
И свою же кровь — будто чай... Что, не нравится? Привыкай...

Перебит хребет у одной, а она хрипит: «Мальчик мой...»
Вон безносые — трое в ряд — и они туда ж норовят.
Ах, родимые — мой салон! — эту зиму я в вас влюблён...
(Кровь растаяла у огня — руки липкие у меня)

Это сон, а может, кино...
Мне проснуться бы надо давно.

2 - 3 февраля 1967 год
МП3

[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/

Мучит голову рассвет,
Осень год за годом,
Нету дня и ночи нет —
Славная погода!
Капли скачут на стекле —
Городские шутки,
Ах, не будет ли светлей
Днём, хоть на минутку?

Год ли, день ли, так сошлось,
Всё по счёту платишь.
Даже брызги от колёс
Все летят на платье,
Не промажет ни одна,
Всё сполна досталось.
Да была ль в году весна?!
Сроду не бывало!

Завести коня во двор,
Запереть ворота,
Кто там бродит — гость иль вор? —
Думать неохота!
А подумать — всё равно,
Всё равно сворует —
Оглянись, с кем пьёшь вино?
Кто тебя целует?

Мучит голову рассвет...
Что ж, рассвет и только.
Не спрошу: «Вам сколько лет?» —
Осеней вам сколько?
Ночь проходит по земле,
Капли бьют «цыганку»,
Вроде, стало веселей,
Только — наизнанку.

18 сентября 1978 года
МП3

[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/

Опять весна, и чёрная земля
Привычно пьёт растаявшую зиму,
И в тёплый пух оделись тополя —
Мильонный раз всё та же пантомима...

В саду людей орудуют кроты,
То здесь, то там трепещет одуванчик,
И вызревают новые плоды
На деревах грядущих оправданий...

И шутки грустны, и привычно нам
Щадить других, себя не защищая,
И две дорожки брошены к ногам —
«Как все» — одна, и «всё для всех» — другая...

А вот разгадка — брать пример с травы —
Покорно лечь, когда настанут сроки.
Зелёный лист из мёртвой головы
Укроет всех — и добрых, и жестоких...

Здесь нет вопросов, и решений нет,
Но есть — богатство и стальной порядок:
Ты жил, как выбрал — в гуще, в стороне, —
Теперь ложись, а кто-то станет рядом...

Ты для него, как кто-то для тебя,
Оставил семя, и немного места,
И — каплю горечи... Но это ерунда!
Возобновленье стоит всех довесков.

Евгений Клячкин
20 мая 1964 года

МП3

[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/
«Господи, дай же ты каждому, чего у него нет»
                            Б. Окуджава

Кто славы просит, кто женщин, а я, себе не дурак,
Прошу — извилин поменьше, и чтоб потолще кора...

Чтобы в висках, во лбу ли, воспринимались впрок
Любые земные бури — как бархатный ветерок...

Чтобы давильня утром, и вкрадчивый голос днём —
Ни злобою, ни инсультом не отозвались в нём.

Чтоб как ноге — коромысло, как сырость дождя — волне,
Вторые, и третьи, смыслы неведомы были мне!

Чтоб взор мой незамутнённый, встречая подобный взор,
Искренне и влюблённо смотрелся б в него в упор.

...
И я — изведаю счастье, и мимо пройду, авось,
Не зная, каких напастей избегнуть мне довелось...
Я стану и тих, и кроток, и веруя в этот сон —
Спокойствием идиота я буду вознаграждён...

Евгений Клячкин
16 апреля 1977 года

 

[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/

Осенний город погрузился в дым,
И горожан как будто размело —
Здесь не о чем и незачем двоим,
Мне здесь и одиноко, и светло.

Вот, кажется, знакомый поворот...
Зачем я оказался за углом?
Скрипит калитка крашеных ворот,
И вот передо мною — отчий дом.

Я сквозь асфальт булыжник узнаю...
И — дровяные склады над травой...
Я поднимаюсь в комнату мою —
Твоё лицо мерцает надо мной...

Ах, ради Бога! — просьба, не вставать,
Не прерывать из-за меня дела...
Скрипучая железная кровать —
Я точно помню, где она была!

Ну, здравствуй, мама... Что там наш буфет?
Отец на фронте, в доме — тишина.
И печь, как лёд, и хлеба — тоже нет.
Да-да, конечно... Это всё — война...

Ты плачешь, мама? Младший сын седой?
Ну что же плакать — внучке в институт!
Лишь ты одна осталась молодой,
Ну а для нас, живых, года идут...

Я помню — год, и месяц, даже день,
Твоё лицо, сухое, как пустырь,
Из нас в живых остаться мог один,
И этот выбор совершила — ты.

Я должен знать, свой провожая век,
И черпая из твоего огня,
Что прожил эту жизнь — как человек,
И что тебе не стыдно за меня.

...вы говорите — длинный разговор?
Я понимаю — вам пора ко сну.
Да-да, конечно, выходя во двор,
Я непременно эту дверь замкну...

Вечерний город зажигает свет.
Блокадный мальчик смотрит из окна.
В моей руке любительский портрет,
И год на нём — когда была война.

Евгений Клячкин
20-21 октября 1974 год
МП3

[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/

Не глупо ли прощаться с тем, что было?
Ведь, прошлое, оно — всегда при нас,
И всё, что отболело, и остыло —
Всё в памяти, пусть было только раз.

Простимся с тем, чего уже не будет —
Прощай богоподобная Бриджит!
И все, для нас несбывшиеся люди,
Которым наш восторг принадлежит.

Прощайте пляжи Рио-де-Жанейро —
Невиданный, благославенный рай!
Прощайте фрески, что писал Сикейрос,
Не знающий меня, Париж — прощай...

Прощай — порядочный, туманный Лондон,
Где, как один писатель, говорит —
Под бомбами Отелло шёл, а впрочем,
Россию этим трудно удивить...

Перечислять, боюсь, не хватит жизни —
Прощай, мне незнакомая земля!
И все, меня любившие в Отчизне,
Кого до смерти не узнаю я...

Без убежденья — здесь — поставим точку.
Прекрасен снег над вечною Невой,
Представимте что он — такой же! точно! —
Над Сеною и Темзой... боже мой...

Всего милей — родимый дом, в сравненьи
С чужим, об этом сказано давно.
Покажется приметой отклоненье,
Да сравнивать, вот жалость — не дано...

Утешимся берёзовою рощей,
С листом осенним разделив печаль!
...жаль не того, что нет, а то, что проще —
Любить, что под рукой, вот это жаль.

* земля — те места на Земле, где никогда не придётся бывать

Евгений Клячкин
15-18 января 1978 года

[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/

          Посвящается нашим детям

Две девочки, две дочки, два сияния,
Два трепетных, два призрачных крыла —
В награду, а скорее, в оправдание —
Судьба мне, непутёвому, дала.
Лечу, лечу, чужою болью мучаясь,
Над красотой и скверною земной,
Уверенный, что не случится худшее,
А если и случится — не со мной.

И невдомёк летящему, парящему,
Какая сила держит на лету...
И только увидав крыло горящее,
Ты чуешь под собою пустоту,
И падаешь, закидывая голову,
На всей Земле, на всей Земле — один!
И бесполезно машут руки голые,
И здесь уже не до чужой беды...

Легко любить, что не тобой посеяно,
Не выдохнуто с мукою вдвоём.
И как легко бороться за спасение,
Когда это спасенье — не твоё.
Эй, кто-нибудь! От самого от страшного
Спаси шутя, как я тебя спасал —
Верни мне это крылышко прозрачное,
Чтоб я его опять... не замечал.

Евгений Клячкин
30 июня - 2 августа 1978 года

слушать RM

[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/

Как непрочны двери
У страны доверья
Для того, кто верит только в замки!
Значит, неизбежно
Гасит нашу нежность,
Нашу нежность —  тяжесть чьей-то руки...

Что нас больше учит:
Время или случай? —
Вряд ли важно, если даже поймёшь.
Но, когда нас давит
Сон страшнее яви —
Выйди ночью под мерцающий дождь!

Все надежды — слышишь? —
Он тебе надышит —
Дождь бессонный, шелестящий в ночи.
Плеск оваций в зале,
Или губ касанье —
Губ касанье можно в нём различить.

И, пока над нами
Голубое пламя
Неизвестной, нас хранящей звезды —
Будет, как и прежде,
Сердце греть надежда,
Унося нас далеко от беды!

Евгений Клячкин
3 - 5 сентября 1972 года
для спектакля «Баллада о солдате»

слушать МП3

[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/

Страшнее кошки зверя нет —
               как это, в общем, всё знакомо:
от надзирателей в тюрьме,
               до продавщиц из гастронома —
любых!

Я не кощунствую — о нет! —
               я просто вглядываюсь в лица:
в чём одинаков их секрет, 
               так странно поровну разлитый
на всех?...

Как насторожены глаза! 
               Глаза протянуты, как пальцы...
«Мы — не рабы!» — кто так сказал?...
               «Рабы не мы!» — уже подальше...
чуть-чуть...

«Рабы не мы» — а кто рабы? 
               «Рабы не мы» — быть может «нЕмы»?
За кем стояли — позабыть, 
               ещё страшнее, чем за кем бы
не встать!

В хвосте — и шутят, и кричат,
               Но вот, вы — пятый от прилавка,
и суета — ушла назад,
               и раздражает сзади давка —
кончай!

Как важно всё, что говорит 
               вон та, курносая, в халате,
и голос, шумом перебит, 
               освобождаем, как из ваты
хрусталь.

И доброволен тот обряд, 
               и упоителен, как ласка...
И, напряжённые, молчат 
               пять новобранцев у прилавка —
равны! —

Пять кандидатов всех наук, 
               а может — пять канатоходцев?...
И свежее клеймо на лбу: 
               рабы на время?, но — охотно! —
и что?...

Страшнее кошки зверя нет —
В метро, на службе или дома...
И — ветчину кладёт в пакет
Мне продавщица гастронома.

1 - 11 мая 1966 года
слушать RM  рекомендую! 

[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/

«Как много тебе дано! —
Она мне сказала так, —
Что сколько ни взять — всё равно,
Для целого это пустяк...

А мне так мало дано,
Нельзя же всё одному, —
Возьму хотя бы одно —
Тебя у тебя возьму»

— А что ж тогда будет мне? —
«Чудак! Тебе буду — я!
Ты мой — это как во сне,
Как сон это — я твоя!»

— И ты, значит, будешь мной?
А я тогда буду — кем? —
«Ах, глупый ты, глупый мой!
А ты тогда будешь — всем!»

Вы думаете — слова?...
Я был — и землёй, и травой,
И небом, пусть иногда,
Но только не был — собой.

14 ноября 1968 года - 16 марта 1977 года

[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/

В вечернем воздухе пустом —
Звук поцелуя за углом,
Как будто в лужах гаснут пузыри...
И мокрый дом, и всё окрест —
Звучит, как маленький оркестр,
Где музыкантов прячут фонари...

И ты — с улыбкою идёшь,
Тебе так близок этот дождь!...
Давно ли он звучал в твоей груди? 
И почему-то не понять —
Прошла ли жизнь, или опять —
Всё впереди... Опять всё впереди?!

Евгений Клячкин
7 ноября 1976 год
Для спектакля «Снимается кино» по пьесе Э.Радзинского

[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/

Вот комарики летят — вертят крылышками,
А вот учитель говорит — вертит пальчиком.
Вот рабочий стоит — станок вертится,
В парке девочка идёт — вертит хвостиком.

А учёный сказал: «Земля вертится»,
А когда он говорил — языком вертел:
Дома пиво у него — недельной давности, 
А жена ушла в маскарад одна...

И к сынишке что-то долго нету доктора —
Оттого, видать, ему земля и вертится!...

Ну, а что ему Земля?!...
Вот комару — крылышки,
Хвостик — девочке,
Станок — рабочему!

А земле?... — земле нужно солнышко...
А ему, видать, одно — языком вертеть.

Евгений Клячкин
25 января 1965 год

[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/

Торчит зелёный воротник, 
И красный волос там приник,
Он жив, он дышит на ветру —
Сейчас сорву его, сотру!

И то ли мне его сорвать, 
И то ли глаз не оторвать.
И будет плоская спина —
Мёртво-зелёная страна...

Поглубже спрячемся в пальто: 
И вы — никто, и я — никто,
И здесь никто не виноват,
Что мы застыли в кружева.

Из зала в зал переходя,
И — постарев в очередях,
Легко решим, что дело — в нас
Как в первый раз,
Как в прошлый раз...

Евгений Клячкин
10 февраля 1964 года

слушать RM

[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/

Я лежу — всюду сумрак сиреневый.
Я — по городу мчу, сквозь сирены вой.
Два мильёна — сплошные знакомые,
В крышку гроба — лиловыми комьями...

Соберутся на кладбище все чины,
Наплетут про меня, ох, всякой всячины!
Потерял посетителя «ЛенГорПит» —
Повара с горя начали водку пить,

Стынут «комплексные» (по пол-порции),
А жена не ест — с горем борется.
Помогают бороться ей — разные,
Морды бледные, морды красные...

Проявляют живое участие,
Кто — служебное, кто — так, просто — частное!
...папа спит под землёй, дочка — в комнате.
Если нечего делать — вспомните...

Евгений Клячкин
26 июня 1965 года
слушать RM

[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/

Ты сказал мне, Господи: «Выбирай»...
Не давай мне, Господи, власть на пробу.
Длинную, о Господи, память дай,
И лиши, о Господи, длинной злобы.

Господи, не дай мне забыть друзей,
Радостью, ты знаешь — можно ранить...
Я решу, о Господи, что сильней,
Ты на их предательства — дай мне память.

Мне прости, о Господи — слово «месть»,
Им — не дай, о Господи, слово «грустно»!
Господи, оставь их — как они есть,
Пусть им будет, Господи — только гнусно.
...
Голыми лопатками на углях,
Господи, тебе, я знаю — хуже...
Имя твоё треплют на всех углах,
Господи! прости мне, что ты мне — нужен...

23 августа 1965 года
слушать RM

[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/

Распахнуты люки,
           и ветер в лицо —
Привычные руки 
           находят кольцо.
(вот в том-то и дело — находят кольцо...)

Толчок — и расцвёл 
           над тобой парашют,
На поле толпа —
           репортёры снуют
(вот в том-то и смысл — репортёры снуют...)

Потом — как в романе
           с удачным концом:
Лицо на экране, 
           на шее — кольцо!
(вот в том-то и дело — на шее кольцо...)

И вдруг ты решился —
           ремни отстегнуть, 
И дверцу — откинуть, 
           и — просто шагнуть!
(вот в том-то и смысл, чтобы «просто шагнуть»...)

По-новому ветер 
           чеканит лицо, 
А руки по-старому —
           ищут кольцо...
(вот в том-то и дело — всё ищут кольцо...)

Евгений Клячкин
15 марта 1964 год

слушать RM

[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/

Этот город, он на вид угрюм —
Краски севера, полутона...
Этот город — он тяжелодум,
Реки в камень он запеленал...

А сейчас — дождями перемыт.
Пряча лужицы в своей тени,
Розовеет на Неве гранит,
И дома стоят совсем одни...

Птичий гомон будит Летний сад,
Разминаются мосты кряхтя,
Силуэты обрели фасад —
В эту ночь я у него в гостях.

Евгений Клячкин
18 июня 1964 года

слушать МП3

[identity profile] http://users.livejournal.com/_const/

Осенний город погрузился в дым,
И горожан как будто размело,
Здесь не о чем и незачем двоим,
Мне здесь — и одиноко, и светло...

Вот, кажется, знакомый поворот...
Зачем я оказался за углом?
Скрипит калитка крашеных ворот,
И вот передо мною — отчий дом.

Я сквозь асфальт булыжник узнаю
И — дровяные склады над травой,
Я поднимаюсь в комнату мою —
Твоё лицо мерцает надо мной...

Ах, ради Бога — просьба не вставать!
Не прерывать из-за меня дела...
Скрипучая железная кровать —
Я точно помню, где она была.

Ну, здравствуй, мама. Что там наш буфет?
Отец на фронте, в доме — тишина.
И печь, как лёд, и хлеба — тоже нет.
Да-да, конечно... Это всё — война...

Ты плачешь, мама? Младший сын седой?
Ну что же плакать — внучке в институт!
Лишь ты одна осталась молодой,
Ну а для нас, живых, года идут.

...я помню — год и месяц, даже день,
Твоё лицо, сухое, как пустырь,
Из нас в живых остаться мог один,
И этот выбор совершила — ты.

Я должен знать, свой провожая век,
И черпая из — твоего огня,
Что прожил эту жизнь, как человек,
И что тебе не стыдно за меня.

...вы говорите — длинный разговор?
Я понимаю — вам пора ко сну.
Да-да, конечно, выходя во двор,
Я непременно эту дверь замкну...

Вечерний город зажигает свет,
Блокадный мальчик смотрит из окна,
В моей руке любительский портрет,
И год на нём — когда была война.

Евгений Клячкин
20-21 октября 1974 год

слушать МП3

Profile

ru_verses: (Default)
ru_verses

May 2016

S M T W T F S
1234567
8 91011 121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 08:01 pm
Powered by Dreamwidth Studios