[identity profile] smallq.livejournal.com
Я вернулся в мой город, знакомый до слез,
До прожилок, до детских припухлых желез.

Ты вернулся сюда, так глотай же скорей
Рыбий жир ленинградских речных фонарей,

Узнавай же скорее декабрьский денек,
Где к зловещему дегтю подмешан желток.

Петербург! я еще не хочу умирать!
У тебя телефонов моих номера.

Петербург! У меня еще есть адреса,
По которым найду мертвецов голоса.

Я на лестнице черной живу, и в висок
Ударяет мне вырванный с мясом звонок,

И всю ночь напролет жду гостей дорогих,
Шевеля кандалами цепочек дверных.

Декабрь 1930
[identity profile] ya-mudrogon.livejournal.com
В огромном омуте прозрачно и темно,
И томное окно белеет;
А сердце, отчего так медленно оно
И так упорно тяжелеет?

То всею тяжестью оно идёт ко дну,
соскучившись по милом иле,
То, как соломинка, минуя глубину,
Наверх всплыает без усилий.

С притворной нежностью у изголовья стой
И сас себя всю жизнь баюкай,
Как небылицею, своей томись тоской
И ласков будь с надменной скукой.
1910

[identity profile] ya-mudrogon.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] ya_mudrogon в Сусальным золотом горят... (О. Мандельштам)
Сусальным золотом горят
В лесах рождественские елки,
В кустах игрушечные волки
Глазами страшными глядят.

О, вещая моя печаль,
О, тихая моя свобода
И неживого небосвода
Всегда смеющийся хрусталь!
1908

[identity profile] ya-mudrogon.livejournal.com
Как кони медленно ступают,
Как мало в фонарях огня!
Чужие люди, верно, знают,
Куда зовут они меня.

А я вверяюсь их заботе.
Мне холодно, я спать хочу;
Подбросило на повороте,
Навстречу звёздному лучу.

Горячей головы качанье,
И нежный лёд руки чужой,
И тёмных елей очертанья,
Ещё не виданные мной.

1911
[identity profile] ya-mudrogon.livejournal.com
Твоя рука тиха, легка,
Когда касается виска;

Как слово доброе она,
Не высказанное до дна;

И кровь течёт в твоей руке
Спокойно, как волна в реке.

(Пер. О. Мандельштама)
[identity profile] ya-mudrogon.livejournal.com
Ни о чём не нужно говорить,
Ничему не следует учить,

И печальна так и хороша
Тёмная звериная душа:

Ничему не хочет научить,
Не умеет вовсе говорить -

И плывёт дельфином молодым
По седым пучинам мировым.

(1909)
[identity profile] nikowalakos.livejournal.com
Она ещё не родилась,
Она и музыка, и слово,
И потому всего живого
Ненарушаемая связь.

Спокойно дышат моря груди,
Но, как безумный, светел день,
И пены бледная сирень
В черно - лазуревом сосуде.

Да обретут мои уста
Первоначальную немоту,
Как кристаллическую ноту,
Что от рождения чиста!

Останься пеной Афродита,
И, слово, в музыку вернись,
И, сердце, сердца устыдись,
С первоосновой жизни слито!

1910
[identity profile] much-assembly.livejournal.com
Еще не умер ты, еще ты не один,
Покуда с нищенкой-подругой
Ты наслаждаешься величием равнин
И мглой, и холодом, и вьюгой.

В роскошной бедности, в могучей нищете
Живи спокоен и утешен.
Благословенны дни и ночи те,
И сладкогласный труд безгрешен.

Несчастлив тот, кого, как тень его,
Пугает лай и ветер косит,
И беден тот, кто сам полуживой
У тени милостыню просит.

15 – 16 января 1937
[identity profile] much-assembly.livejournal.com
Бессонница. Гомер. Тугие паруса.
Я список кораблей прочел до середины:
Сей длинный выводок, сей поезд журавлиный,
Что над Элладою когда-то поднялся.

Как журавлиный клин в чужие рубежи, –
На головах царей божественная пена, –
Куда плывете вы? Когда бы не Елена,
Что Троя вам одна, ахейские мужи?

И море, и Гомер – все движется любовью.
Кого же слушать мне? И вот Гомер молчит,
И море черное, витийствуя, шумит
И с тяжким грохотом подходит к изголовью.

Лето 1915
[identity profile] dinar18.livejournal.com
Отравлен хлеб, и воздух выпит:
Как трудно раны врачевать!
Иосиф, проданный в Египет,
Не мог сильнее тосковать.
Под звездным небом бедуины,
Закрыв глаза и на коне,
Слагают вольные былины
О смутно пережитом дне.
Немного нужно для наитий:
Кто потерял в песке колчан,
Кто выменял коня,- событий
Рассеивается туман.
И, если подлинно поется
И полной грудью, наконец,
Все исчезает - остается
Пространство, звезды и певец!
[identity profile] much-assembly.livejournal.com
.
~ ~ ~ ~ ~ ~ [ 6 ] ~ ~ ~ ~ ~ ~

Скажи мне, чертежник пустыни,
Сыпучих песков геометр,
Ужели безудержность линий
Сильнее, чем дующий ветр?
– Меня не касается трепет
Его иудейских забот –
Он опыт из лепета лепит
И лепет из опыта пьет.

Ноябрь 1933
[identity profile] 4er-old.livejournal.com
Мастерица виноватых взоров,
Маленьких держательница плеч!
Усмирён мужской опасный норов,
Не звучит утопленница - речь.

Ходят рыбы, рдея плавниками,
Раздувая жабры: на, возьми!
Их, бесшумно охающих ртами,
Полухлебом плоти накорми.

Мы не рыбы красно-золотые,
Наш обычай сестринский таков:
В тёплом теле рёбрышки худые
И напрасный влажный блеск зрачков.

Маком бровки мечен путь опасный.
Что же мне, как янычару, люб
Этот крошечный, летуче-красный,
Этот жалкий полумесяц губ?..

Не серчай, турчанка дорогая:
Я с тобой в глухой мешок зашьюсь,
Твои речи тёмные глотая,
За тебя кривой воды напьюсь.

Наша нежность - гибнущим подмога.
Надо смерть предупредить - уснуть.
Я стою у твёрдого порога.
Уходи, уйди, ещё побудь.

13-14 февраля 1934г.
[identity profile] appassionata-lr.livejournal.com
Я к губам подношу эту зелень -
Эту клейкую клятву листов,
Эту клятвопреступную землю:
Мать подснежников, кленов, дубков.

Погляди, как я крепну и слепну,
Подчиняясь смиренным корням,
И не слишком ли великолепно
От гремучего парка глазам?

А квакуши, как шарики ртути,
Голосами сцепляются в шар,
И становятся ветками прутья
И молочною выдумкой пар.

Осип Мандельштам
30 апреля 1937
[identity profile] 4er-old.livejournal.com
Бессонница. Гомер. Тугие паруса.
Я список кораблей прочёл до середины:
Сей длинный выводок, сей поезд журавлиный,
Что над Элладою когда-то поднялся.

Как журавлиный клин в чужие рубежи,-
На головах царей божественная пена,-
Куда плывёте вы? Когда бы не Елена,
Что Троя вам одна, ахейские мужи?

И море, и Гомер - всё движется любовью.
Кого же слушать мне? И вот Гомер молчит,
И море чёрное, витийствуя, шумит
И с тяжким грохотом подходит к изголовью.

1915
[identity profile] much-assembly.livejournal.com
О, как мы любим лицемерить
И забываем без труда
То, что мы в детстве ближе к смерти,
Чем в наши зрелые года.

Еще обиду тянет с блюдца
Невыспавшееся дитя,
А мне уж не на кого дуться,
И я один на всех путях.

Линяет зверь, играет рыба
В глубоком обмороке вод –
И не глядеть бы на изгибы
Людских страстей, людских забот.

Февраль 1932
[identity profile] ch-chm.livejournal.com

Ma  voix  aigre  et  fausse...
                             P. Verlain

Я  скажу  тебе  с  последней 
Прямотой:
Всё  лишь  бредни,  шерри--бренди,
Ангел  мой!

Там  где  эллину  сияла
Красота,
Мне  из  чёрных  дыр  зияла
Срамота.

Греки  сблондили  Елену
По  волнам,
Ну,  а  мне  соленой  пеной
По  губам!

По  губам  меня  помажет
Пустота,
Строгий  кукиш  мне  покажет --
Нищета.

Ой--ли,  так  ли, -- дуй  ли,  вей  ли, --
Всё равно --
Ангел  Мери,  пей  коктейли,
Дуй вино!

Я  скажу  тебе  с  последней  
Прямотой --
Всё  лишь  бредни,  шерри -- бренди,
Ангел мой!

2  марта  1931

[identity profile] ch-chm.livejournal.com
                        
                                                 
Я наравне с другими
Хочу тебе служить,
От ревности сухими
Губами ворожить.
Не утоляет слово
Мне пересохших  уст,
и без тебя мне снова
Дремучий воздух пуст.

 Я больше не ревную,
 Но я тебя хочу,
 и сам себя несу я,
 Как жертва палачу.
 Тебя не назову я
 Ни радость, ни любовь.
 На дикую,чужую
 Мне подменили кровь

 Ещё одно мгновенье,
 И я скажу тебе:
 Не радость, а мученье
 Я нахожу в тебе.
 И, словно преступленье, 
 Меня к тебе влечёт
 Искусанный в смятенье
 Вишнёвый нежный рот...

 Вернись ко мне скорее,
 Мне страшно без тебя,
 Я никогда сильнее
 Не чувствовал тебя.
 И всё, чего хочу я, 
 Я вижу наяву.
 Я больше не ревную, 
 Но я тебя зову. 

                        1920
  
[identity profile] smallq.livejournal.com
Я вернулся в мой город, знакомый до слез,
До прожилок, до детских припухших желез,

Ты вернулся сюда, так глотай же скорей
Рыбий жир ленинградских речных фонарей,

Узнавай же скорее декабрьский денёк,
Где к зловещему дёгтю подмешан желток.

Петербург! Я ещё не хочу умирать:
У тебя телефонов моих номера.

Петербург. У меня ещё есть адреса,
По которым найду мертвецов голоса.

Я на лестнице чёрной живу и в висок
Ударяет мне вырванный с мясом звонок,

И всю ночь напролёт жду гостей дорогих,
Шевеля кандалами цепочек дверных.

Декабрь 1930
[identity profile] without-names.livejournal.com
От легкой жизни мы сошли с ума:
С утра вино, а вечером похмелье.
Как удержать напрасное веселье,
Румянец твой, о нежная чума?

В пожатьи рук мучительный обряд,
На улицах ночные поцелуи,
Когда речные тяжелеют струи
И фонари, как факелы, горят.

Мы смерти ждем, как сказочного волка,
Но я боюсь, что раньше всех умрет
Тот, у кого тревожно-красный рот
И на глаза спадающая челка.
[identity profile] without-names.livejournal.com
Дано мне тело - что мне делать с ним,
Таким единым и таким моим?

За радость тихую дышать и жить
Кого, скажите, мне благодарить?

Я и садовник, я же и цветок,
В темнице мира я не одинок.

На стекла вечности уже легло
Мое дыхание, мое тепло.

Запечатлеется на нем узор,
Неузнаваемый с недавних пор.

Пускай мгновения стекает муть
Узора милого не зачеркнуть.

Profile

ru_verses: (Default)
ru_verses

May 2016

S M T W T F S
1234567
8 91011 121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 07:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios